Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:01 

inner side of story.
Этот дневник - начало книги о падении мира к моим ногам.

@темы: амир

00:05 

inner side of story.
Брат приготовил мне корейское или японское блюдо. Обжегся. Два часа жалел его пальцы, пробовал стряпню. Вкусно. За кухню влетит. С горя создал дневник.

@темы: дитрих.

21:00 

inner side of story.
Моя жизнь - тлен. Даже не знаю, для кого завел этот дневник. Зверь против. Лол.

@темы: найт

20:19 

inner side of story.
По веткам разбросаны холод и тьма.
И ночь, будто черная смоль оплетает все тело.
За дело живым от меня прилетело.
И мясо по снегу... Тоже за дело.
Но разве докажешь мои глупые муки?
"Дело выебистой суки".
Вот я, и железо сковало мне руки.
На допросе вопрос: и за что?
И ответ: от светской, блять, скуки.
От нее я всю жизнь отмываю холеные руки.
Приговор. Суета. Светские суки.
Бес не взойдет, и Бог не встанет на поруки,
До каких пор убивать - это важно, а, глюки? (с)

@темы: найт

19:44 

inner side of story.
Наверное, вскоре я уеду отсюда. Это невыносимо: каждый день видеть на осколках строений разбросанные тела с лицами знакомых. Каждый день не знаешь, по кому плакать, на чьей могиле танцевать. Проронил слезу, когда увидел черноволосое гиперактивное нечто лежащим на дороге с разбитым телом. Потом встретил его же в коридоре. А да, живые тоже для меня украшены кровью. Не поймешь, что и как.
Я схожу с ума.

@темы: найт

00:02 

inner side of story.
Раз-два-три-четыре-пять, печатать учимся, не писать.

@темы: ганзель

06:44 

inner side of story.
«Обмани меня».
- Их не было, не было. – неустанно повторяя одну и ту же фразу, он сидит в своем углу, закрывшись от мира никому не видимой стенкой, твердой, как скала, слепленной из миллиардов кирпичиков. Это даже не стена, а комната, постепенно сужающаяся до маленькой клетки без дырок. В этой клетке его никто не достанет, как бы не старался, даже если бы вынул из ушей впавшего в транс Матила наушники-вкладыши, а его самого прирезал, как свинью, предварительно раздев. Мальчишка все твердит себе: «не было их», потому что воспоминания лезут в его голову, он уверен, что вокруг жизни нет, есть только пустая комната, из которой он вытолкал всю мебель, и он.
В обществе, куда он попал по своей ошибке, было принято рассказывать друг другу истории о семье, друзьях, первом, роковом дне. Матилу было нечего сказать, ведь придумать и выучить историю, продумать её до мельчайших подробностей, он не мог вот так, сразу. Со временем понял: не может придумать, потому что сам так не считает, а самый лучший способ заставить кого-то поверить – убедить себя самого. Не может.
Сердце щемит так, будто его сотни отвратительных гномов расщепляют на частички величиной с молекулу. Ему больно составлять из старой жизни что-то новое и правдоподобное.
- Фиолетовые глаза? Линзы, которые купил незадолго до катастрофы. – «при рождении, от матери».
- Родители? Политик и светская наркоманка. – «наложница, князь и педофил в качестве приемного».
- Были ли братья и сестры? Да, умерли в кроватях. – «когда их залила горячая лава».
- Как выжил? Вовремя улетел в это место, учиться. – «после курса лечения был отправлен в местную психиатрическую».
- Замкнутый? Мама девочкой одевала, за бантики дразнили, я обиделся. – «не мама, а «папа», и слишком часто для замкнутости. Попробуйте провести жизнь в комнате».
Проговаривая про себя стандартные вопросы и правильные ответы, он уже сходил с ума. Социум, где нет ни одного взрослого человека, просто выносил ему мозг, и без того калеченный – на днях сотрясение заработал, поэтому не принимал участия ни в одной из работ, на которые выживших сподвиг голод, страх и твердая, руководящая рука.
Чтобы было проще, медленно отделяет кусочек памяти, не забитый информацией, мысленно формирует из него мозг, а остальное, что в воображении предстает темно-фиолетовой массой, откидывает далеко. С закрытыми глазами смотрит на этот ошметок и усмехается:
- Обмани меня.

@темы: матил

23:28 

inner side of story.
О, чертов пенис засохшей бородавчатой обезьяны. Этот замечательный день подошел к концу, и я уже мало что соображаю, поэтому смотрю телевизор. Пора одеваться и вообще читать материалы по анатомии, но сосредоточиться невозможно вовсе - сучка Найвс поет про Лондонские мосты и вагины, а глаза закрываются.
Мистер Воронов мне нравится, но спать гораздо интереснее.

@темы: найт

07:27 

inner side of story.
Отец сказал, что гордится. Сегодня же запрягу аристократов в карету и поеду с их великой эмоциональной поддержкой в Сибирь. Софа будет красноносым вожаком.

@темы: найт

07:30 

inner side of story.
Тысячи звезд не заменят мне тебя, Йохан.

@темы: дитрих

07:40 

inner side of story.
«Кровь, остынь»
Кипит, лопается сотней пузырей вдыхаемого воздуха кровь внутри, это ощущение не забыть. Остынь, кровь, остынь.
«А зачем ей остывать?» - Он знает ответ на свой же вопрос, но хочет поиздеваться надо мной. Его нельзя ни ненавидеть, ни жалеть, ведь Он – я сам, только получше. Да, наверное лучше.
- Чтобы не было больше крови. – я отвечал вслух, и это выглядело сумасшедше. Мне некому отвечать больше, потому что кровь кипит, запахи бьют по чувствительному обонянию, и это распаляет меня больше. Его комната занимает все больше во мне, скоро я сам стану этой комнатой, и растворюсь. А что будет дальше… Вина будет исключительно на нем самом.
Остынь, кровь, остынь.
Я чувствую так много крови, льющейся сквозь сжатые в кулак пальцы. Да, это здорово, сидеть посреди людной улицы, черпать её горстями и сжимать, как сжимал страх вампирские сердца при виде бойни, творящейся тут. Я чувствую их страх. Как крови остыть?
Остынь, пожалуйста, остынь. Я буду так рад, когда все это закончится и я смогу поспать.
Две недели сон не брал в заложники, две недели я не был беззащитным подростком, который спал, свернувшись клубком на широченной кровати. Я знаю, что уже не смогу уснуть никогда, потому что кровь не остынет. Она не отвечает мне, а Он поет свою песню, и ритм мне нравится. Тело поневоле встает и начинает танец, наполненный силой, страстью. Подлинной страстью, любовью, позволяющей отдать последнюю дань каждому любимому существу – пустить по его ушедшей душе одну кровавую слезу.
Его голос все громче, и, увы, я потерял себя в котле из крови. Тело целуют первые пули, отлитые из серебра, когда со смехом лью в рот кровь из кулака. Он небольшой, получается плохо. Дьявольский смех сам вырывается из глотки, и боль сопровождает то, что положит конец всему. Разноглазый маленький монстр. Я.

@темы: найт, драбблы

Записки от ебанутой редиски.

главная