inner side of story.
«Кровь, остынь»
Кипит, лопается сотней пузырей вдыхаемого воздуха кровь внутри, это ощущение не забыть. Остынь, кровь, остынь.
«А зачем ей остывать?» - Он знает ответ на свой же вопрос, но хочет поиздеваться надо мной. Его нельзя ни ненавидеть, ни жалеть, ведь Он – я сам, только получше. Да, наверное лучше.
- Чтобы не было больше крови. – я отвечал вслух, и это выглядело сумасшедше. Мне некому отвечать больше, потому что кровь кипит, запахи бьют по чувствительному обонянию, и это распаляет меня больше. Его комната занимает все больше во мне, скоро я сам стану этой комнатой, и растворюсь. А что будет дальше… Вина будет исключительно на нем самом.
Остынь, кровь, остынь.
Я чувствую так много крови, льющейся сквозь сжатые в кулак пальцы. Да, это здорово, сидеть посреди людной улицы, черпать её горстями и сжимать, как сжимал страх вампирские сердца при виде бойни, творящейся тут. Я чувствую их страх. Как крови остыть?
Остынь, пожалуйста, остынь. Я буду так рад, когда все это закончится и я смогу поспать.
Две недели сон не брал в заложники, две недели я не был беззащитным подростком, который спал, свернувшись клубком на широченной кровати. Я знаю, что уже не смогу уснуть никогда, потому что кровь не остынет. Она не отвечает мне, а Он поет свою песню, и ритм мне нравится. Тело поневоле встает и начинает танец, наполненный силой, страстью. Подлинной страстью, любовью, позволяющей отдать последнюю дань каждому любимому существу – пустить по его ушедшей душе одну кровавую слезу.
Его голос все громче, и, увы, я потерял себя в котле из крови. Тело целуют первые пули, отлитые из серебра, когда со смехом лью в рот кровь из кулака. Он небольшой, получается плохо. Дьявольский смех сам вырывается из глотки, и боль сопровождает то, что положит конец всему. Разноглазый маленький монстр. Я.

@темы: найт, драбблы